ИМЕНЕМ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН

Печать
П О С Т А Н О В Л Е Н И Е
КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН
по делу о ходатайстве граждан Хурамова З.Н. и Хасанова Дж.К. «Об определении соответствия четвертого абзаца части 4 статьи 59 Закона Республики Таджикистан от 12 января 2010 года, № 595 «О страховых и государственных пенсиях» и первого абзаца распоряжения Агентства социального страхования и пенсий при Правительстве Республики Таджикистан от 30 января 2017 года, № 6 «О полном переходе на новую систему пенсионного обеспечения граждан и порядка назначения пенсий с 1 января 2017 года» статье 39 Конституции Республики Таджикистан»
г. Душанбе                                                                                         8 декабря 2017 года
Конституционный суд Республики Таджикистан в составе председательствующего - Председателя Конституционного суда Махмудзода М.А., заместителя Председателя Каримзода К.М., судьи-секретаря Хошимзода Д.Д., судей: Абдуллозода Л.И. и Гулзор М.М.,
с участием: секретаря судебного заседания Мусулмонова С.,
сторон:
1. Хурамова З.Н. и Хасанова Дж.К. – стороны, по ходатайству которой возбуждено конституционное судопроизводство;
2. Азимзода Т.С. – представителя Маджлиси намояндагон Маджлиси Оли Республики Таджикистан в Конституционном суде Республики Таджикистан – представитель стороны, принявшей закон, конституционность которого стала предметом спора;
3. Шоназарова С.А. – представителя Президента Республики Таджикистан в Конституционном суде Республики Таджикистан – представитель стороны, подписавшей закон, конституционность которого стала предметом спора;
4. Одиназода Н.Х. – первого заместителя директора Агентства социального страхования и пенсий при Правительстве Республики Таджикистан – представитель стороны, принявшей нормативный правовой акт в виде распоряжения, конституционность которого стала предметом спора.
Приглашенных:
1. Ваххобова В.М. – заместителя Генерального прокурора Республики Таджикистан;
2. Мирсайзод Х.С. – заместителя министра юстиции Республики Таджикистан;
3. Махмадуллозода Н.Р. – заместителя министра труда, миграции и занятости населения Республики Таджикистан;
4. Шарипова К.Р. – директора Унитарного предприятия «Локомотивное депо Душанбе» Государственного унитарного предприятия «Рохи охани Точикистон»;
5. Худоёрова О.Ф. – начальника правовой службы Государственного унитарного предприятия «Рохи охани Точикистон»,
на основании статьи 89 Конституции Республики Таджикистан, статей 34 и 40 конституционного Закона Республики Таджикистан «О Конституционном суде Республики Таджикистан», рассмотрев в открытом судебном заседании дело по ходатайству граждан Хурамова З.Н. и Хасанова Дж.К. «Об определении соответствия четвертого абзаца части 4 статьи 59 Закона Республики Таджикистан от 12 января 2010 года, № 595 «О страховых и государственных пенсиях» и первого абзаца распоряжения Агентства социального страхования и пенсий при Правительстве Республики Таджикистан от 30 января 2017 года, № 6 «О полном переходе на новую систему пенсионного обеспечения граждан и порядка назначения пенсий с 1 января 2017 года» статье 39 Конституции Республики Таджикистан», заслушав доклад заместителя Председателя Конституционного суда Каримзода К.М., заключения сторон и выступления приглашенных, исследовав представленные материалы и другие поступившие документы,
о п р е д е л и л:
Граждане Хурамов З.Н. и Хасанов Дж.К., обратившись с ходатайством в Конституционный суд Республики Таджикистан, отмечают, что после многолетней работы в Унитарном предприятии «Локомотивная депо Душанбе» Государственного унитарного предприятия «Рохи охани Точикистон», дающей им право выхода на пенсию, они соответственно 12 июня 2017 года и 3 июля 2017 года вышли на льготную пенсию в связи с работой в особых условиях труда.
При выходе на пенсию со стороны указанного предприятия, им были даны документы для получения соответствующей пенсии, в частности справка о зарабатной плате (доход) и гарантийное письмо об оплате пенсии со стороны Государственного унитарного предприятия «Рохи охани Точикистон» до достижения ими 63-летнего возраста.
Обратившиеся отмечают, что в соответствии с пунктом и) части первой статьи 12 (Льготные пенсии, связанные с особыми условиями труда) Закона Республики Таджикистан от 25 июня 1993 года, № 797 «О пенсионном обеспечении граждан Республики Таджикистан» они относятся к категории лиц, имеющих право на льготные пенсии.
Поэтому, с предоставлением всех документов, они обратились в отдел Агентства социального страхования и пенсий при Правительстве Республики Таджикистан в районе Шохмансур. Однако указанным органом их обращение не было принято.
При повторном их обращении, ответственными лицами Агентства социального страхования и пенсий при Правительстве Республики Таджикистан в районе Шохмансур им было выдано распоряжение Агентства социального страхования и пенсий при Правительстве Республики Таджикистан от 30 января 2017 года, № 6 и указано, что этим распоряжением приостановлена выдача их пенсия. С получением данного акта, обратившиеся повторно обратились в Агентство социального страхования и пенсий при Правительстве Республики Таджикистан, однако данный вопрос не нашел своего положительного решения.
Обратившиеся отмечают, что на протяжении длительного времени они не могут обеспечить свои конституционные права на пенсию по старости, несмотря на то, что согласно статье 39 Конституции Республики Таджикистан «Каждому гарантируется социальное обеспечение в старости, в случаях болезни, инвалидности, утраты трудоспособности, потери кормильца и в других случаях, определяемых законом».
По мнению Хурамова З.Н. и Хасанова Дж.К., причиной ограничения их конституционных прав на пенсию явлется применение в отношении них положения четвертого абзаца части 4 статьи 59 Закона Республики Таджикистан «О страховых и государственных пенсиях», согласно которому:
«4. В период до 1 января 2017 года следующим лицам, застрахованным в системе обязательного пенсионного страхования, пенсии по возрасту назначаются по нормам Закона Республики Таджикистан «О пенсионном обеспечении граждан Республики Таджикистан»:
- лицам, приобретшим в связи с работой в особых условиях труда право на льготные пенсии по возрасту или по выслуге лет».
Другой причиной ограничения своих конституционных прав на пенсию, обратившиеся считают принятие Агентством социального страхования и пенсий при Правительстве Республики Таджикистан распоряжения от 30 января 2017 года, № 6, согласно первому абзацу которого приостановлено действие Закона Республики Таджикистан «О пенсионном обеспечении граждан Республики Таджикистан» в части назначения трудовых пенсий по возрасту (в том числе льготных пенсий, связанных с особыми условиями труда), а также пенсий по выслуге лет.
В связи с чем, Хурамов З.Н. и Хасанов Дж.К., считая неправильным первый абзац указанного распоряжения, считают, что Агентство социального страхования и пенсий не вправе своим распоряжением приостанавливать действие Закона Республики Таджикистан «О пенсионном обеспечении граждан Республики Таджикистан» и в целом никаких актов высшестоящего органа.
Таким образом, по мнению обратившихся, четвертый абзац части 4 статьи 59 Закона Республики Таджикистан «О страховых и государственных пенсиях» и первый абзац распоряжения Агентства социального страхования и пенсий ограничивают их конституционные права на пенсию.
С учетом высшеизложенных обстоятельств, обратившиеся просят Конституционный суд на основании их ходатайства возбудить конституционное судопроизводство и определить соответствие четвертого абзаца части 4 статьи 59 Закона Республики Таджикистан «О страховых и государственных пенсиях» и первого абзаца распоряжения Агентства социального страхования и пенсий при Правительстве Республики Таджикистан от 30 января 2017 года, № 6 статье 39 Конституции Республики Таджикистан.
Конституционный суд, изучив и проанализировав данное ходатайство и приложенные к нему материалы, отмечает, что Республика Таджикистан гарантию социального обеспечения признаёт в качестве одного из видов материальной и моральной поддержки человека и гражданина за полезный и производительный труд, выполненный лицом в период трудовой деятельности в пользу общества, государства и личных потребностей.
В связи с чем, реализация конституционных прав человека на пенсию считается одним из важнейших целей социального государства в сфере обеспечения достойных условий жизни каждому, и посредством соответствующей государственной гарантии, предусмотренной в законодательстве, находит своё реальное пременение.
С целью эффективной реализации взятого политического курса в социальной сфере и обеспечения граждан пенсией, государство и Правительство страны периодически проводят реформу пенсионной сферы, и, посредством принятия и совершенствования нормативных правовых актов, систему пенсионного обеспечения приводят в соответствие с современными условиями.
Поэтому положения принятых нормативных правовых актов и правоприменительная практика уполномоченными органами в данной сфере, должны преследовать цель беспрепятственной реализации социальных прав и интересов лиц, и ни при каких обстоятельствах не должны приводить к ограничению прав человека, признанных в рамках Конституции высшей ценностью.
Исходя из этого, Конституционный суд, ссылаясь на правовые позиции, предусмотренные в своих решениях от 13 ноября 2014 года и 17 июня 2010 года, отмечает, что гарантия социального обеспечения занимает особое место в системе основных прав и свобод человека и гражданина, предусмотренных международными правовыми актами по правам человека, а также Конституцией Республики Таджикистан, и такая гарантия исходит из провозглашения Таджикистана социальным государством и обеспечения достойной жизни и свободного развития каждого человека.
Поэтому гарантия социального обеспечения, являясь центральным вопросом международных правовых актах в области прав человека, признанных мировым сообществом, в том числе и Республикой Таджикистан, и с учетом того, что данная гарантия исходит из особенностей человеколюбия и гуманности, имеющих важное значение для каждого гражданина, государства придают ей первостепенное значение.
Исходя из этого, право на социальное обеспечение нашло свое отражение в международных актах, и его исполнение призанано обязательным всеми государствами.
Так, статья 22 Всеобщей декдарации прав человека от 10 декабря 1948 года провозглашает, что: «Каждый человек, как член общества, имеет право на социальное обеспечение...».
Статья 9 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 года предусматривает, что: «Участвующие в настоящем Пакте государства признают право каждого человека на социальное обеспечение, включая социальное страхование».
Исходя из этого, с учётом провозглашения народа Таджикистана неотъемлемой частью мирового сообщества и в связи с тем, что международные правовые акты, признанные им, являются составной частью правовой системы республики, Таджикистан признавая важнейшие международные акты в области прав человека, предусмотрел их положения в Конституции и законах.
Так, статья 14 Конституции Республики Таджикистан, гарантируя защиту и реализацию прав человека, важнейшим из которых является право на социальное обеспечение, предусматривает, что права и свободы человека и гражданина осуществляются непосредственно, они определяют цели, содержание и применение законов, деятельность органов государственной власти и обеспечиваются судебной властью.
В качестве логической последовательности указанного конституционного положения, статья 39 Конституции устанавливает право каждого на гарантию социального обеспечения.
В рамках указанной нормы Конституции, в части 3 статьи 359 Трудового кодекса Республики Таджикистан предусмотрено, что работник вносит свой взнос в уполномоченные государственные органы по социальному страхованию и пенсии в порядке и размере, определяемом законодательством. Это даёт возможность работнику, после приобретения права на пенсию, получать социальное обеспечение.
Как важнейший элемент правового регулирования государственной социальной политики, Закон Республики Таджикистан от 25 июня 1993 года, № 797 «О пенсионном обеспечении граждан Республики Таджикистан», устанавливая гарантию оплаты пенсий граждан, обеспечивает социальную защиту пенсионеров посредством установления пенсий, достаточных для жизни.
С целью логического продолжения пенсионной реформы были приняты Закон Республики Таджикистан от 12 января 2010 года, № 595 «О страховых и государственных пенсиях» и Закон Республики Таджикистан от 26 декабря 2011 года, № 790 «Об обязательном профессиональном пенсионном страховании» и другие нормативные правовые акты, положения которых за исключением некоторых статей введены в действие с 1 января 2013 года.
Если Закон Республики Таджикистан «О страховых и государственных пенсиях» определяет организационно-правовые основы государственного регулирования обязательного пенсионного страхования граждан Республики Таджикистан, права и обязанности государственных органов, физических и юридических лиц, порядок назначения и выплат страховых и государственных пенсий, а также источники их финансирования, то Закон Республики Таджикистан «Об обязательном профессиональном пенсионном страховании», регулирует обеспечение правовых, экономических и организационных основ обязательного профессионального пенсионного страхования работников, занятых в особых условиях труда, то есть профессиональные пенсии.
С введением в действие указанных законов и в связи с переходом на новую пенсионную систему, часть 4 статьи 59 Закона Республики Таджикистан «О страховых и государственных пенсиях» предусматривает, что пенсионное обеспечение лиц, получивших право на льготные пенсии в связи с работой в особых условиях труда, в период до 1 января 2017 года будет осуществляться на основе положений Закона Республики Таджикистан «О пенсионном обеспечении граждан Республики Таджикистан».
Таким образом, с целью обеспечения последовательного перехода на новую пенсионную систему, согласно части 6 статьи 59 Закона Республики Таджикистан «О страховых и государственных пенсиях», начиная с 1 января 2017 года, все виды пенсий будут осуществлятся в соответствии с Законом Республики Таджикистан «О страховых и государственных пенсиях».
Обеспечение профессиональной пенсии, ставшее предметом спора обратившихся, в соответствии со статьёй 53 указанного Закона, ссылается на Закон Республики Таджикистан «Об обязательном профессиональном пенсионном страховании».
В связи с чем, статья 16 Закона Республики Таджикистан «Об обязательном профессиональном пенсионном страховании», вступившая в действие с 1 января 2017 года, устанавливает, что:
«Выплаты за счёт средств обязательного профессионального пенсионного страхования осуществляются в отношении тех лиц, которые работали на рабочих местах с особыми условиями труда, и работодатель, в соответствии с настоящим Законом, уплачивал взносы учреждению страхования в их пользу».
С целью установления единого порядка обеспечения профессиональной пенсии, Правительство Республики Таджикистан своим постановлением от 3 декабря 2010 года, № 634 утвердило «Правила порядка профессионального пенсионного обеспечения и назначения профессиональных пенсий». В частности в пункте 34 указанных Правил предусмотрено, что: «Застрахованным лицам, которые до 1 января 2017 года получают право на льготные пенсии по возрасту или по выслуге лет за выполнение работы по особым условиям труда, пенсия назначается согласно Закону Республики Таджикистан «О пенсионном обеспечении граждан Республики Таджикистан».
С учетом указанных оснований, пенсионное обеспечение лиц, преобретших право на льготную пенсию в связи с особыми условиями труда, с 1 января 2017 года, как профессиональная пенсия осуществляется в соответствии с положением Закона Республики Таджикистан «Об обязательном профессиональном пенсионном страховании».
Исходя из этого, Конституционный суд в нормах четвертого абзаца части 4 статьи 59 Закона Республики Таджикистан «О страховых и государственных пенсиях» не выявил нормы, запрещающие или ограничивающие гарантию социального обеспечения, и в связи с этим не определил нарушения и ограничения гарантии социального обеспечения ходатайствующих.
Нормы статьи Закона являются нормами, которые законодатель предусмотрел с учетом пенсионной реформы и поэтапного перехода на страховую и государственную пенсию, в том числе профессиональную пенсию, оберегая этим стабильность пенсионной деятельности, а также обеспечения всесторонней гарантии социального обеспечения.
Четвёртый обзац части 4 статьи 59 указанного Закона с учетом техники правотворчества, установленной Законом Республики Таджикистан «О нормативных правовых актах», с 1 января 2017 года приостанавливает действие Закона Республики Таджикистан «О пенсионном обеспечении граждан Республики Таджикистан» в отношении лиц, имеющих право на льготные пенсии за особые условия труда.
В свою очередь, первый абзац распоряжения Агентства социального страхования и пенсий, принятого с целью реализации статьи 59 Закона Республики Таджикистан «О страховых и государственных пенсиях», не соответствует требованиям техники правотворчества, поскольку согласно части 4 статьи 57 Закона Республики Таджикистан «О нормативных правовых актах» действие Закона приостанавливается не распоряжением Агентства, а постановлением Маджлиси намояндагон Маджлиси Оли Республики Таджикистан.
Таким образом, Конституционный суд, признавая четвертый обзац части 4 статьи 59 оспариваемого Закона соответсвующим статье 39 Конституции Республики Таджикистан, отмечает, что она должна быть осуществлена в зависимости от обстоятельств, предусмотренных пенсионным законодательством.
Первый абзац распоряжения Агентства социального страхования и пенсий, который является повторением положения четвертого абзаца части 4 статьи 59 Закона Республики Таджикистан «О страховых и государственных пенсиях», принят с нарушением требований техники правотворчества, установленной законодательством.
Исходя из этого, Агентству социального страхования и пенсий необходимо первый абзац своего распоряжения привести в соответствие с требованиями Закона Республики Таджикистан «О нормативных правовых актах».
Конституционый суд также в организационных основах обязательного профессионального пенсионного страхования, установленного Законом Республики Таджикистан «Об обязательном профессиональном пенсионном страховании», в вопросах накопления профессиональной пенсии выявил сложности, которые должны были бы найти своё правильное решение с момента введения в действие укзанного Закона до 1 января 2017 года.
В случае ненахождения правильного решения данного вопроса, число лиц, имеющих право на профессиональную пенсию, будет увеличиваться, и это обстоятельство может привести к нарушению гарантий социального обеспечения лиц, имеющих право на профессиональную пенсию.
С учетом указанных обстоятельств, Правительству Республики Таджикистан и Агентству социального страхования и пенсий с целью устранения трудностей, связанных с обстоятельствами применения обязательного профессионального пенсионного страхования и механизма реализации Закона Республики Таджикистан «Об обязательном профессиональном пенсионном страховании», возникших в вопросе накопления профессиональных пенсий, необходимо принять незамедлительные меры.
Также Агентству социального страхования и пенсий при Правительстве Республики Таджикистан совместно с Государственным унитарным предприятием «Рохи охани Точикистон» с целью обспечения конституционных гарантий граждан Хурамова З.Н. и Хасанова Дж.К. и других работников сферы на профессиональную пенсию, предпринять соответствующие меры.
На основании вышеизложенных обстоятельств и в соответствии со статьей 89 Конституции Республики Таджикистан, статьями 6, 11, 34, 38, 40, 49, 55, 56, 58, 60 и 61 конституционного Закона Республики Таджикистан «О Конституционном суде Республики Таджикистан» Конституционный суд Республики Таджикистан,
п о с т а н о в л я е т:
1. Четвертый абзац части 4 статьи 59 Закона Республики Таджикистан от 12 января 2010 года, № 595 «О страховых и государственных пенсиях» соответствует статье 39 Конституции Республики Таджикистан.
2. Агентству социального страхования и пенсий при Правительстве Республики Таджикистан первый абзац распоряжения от 30 января 2017 года, № 6 «О полном переходе на новую систему пенсионного обеспечения граждан и порядка назначения пенсий с 1 января 2017 года» привести в соответствие с требованиями Закона Республики Таджикистан «О нормативных правовых актах».
3. Правительству Республики Таджикистан и Агентству социального страхования и пенсий при Правительстве Республики Таджикистан с целью устранения трудностей, связанных с обстоятельствами применения обязательного профессионального пенсионного страхования и механизма реализации Закона Республики Таджикистан «Об обязательном профессиональном пенсионном страховании», возникших в вопросе накопления профессиональных пенсий, необходимо принять незамедлительные меры.
4. Агентству социального страхования и пенсий при Правительстве Республики Таджикистан совместно с Государственным унитарным предприятием «Рохи охани Точикистон» с целью обспечения конституционных гарантий граждан Хурамова З.Н. и Хасанова Дж.К. и других работников сферы на профессиональную пенсию, принять соответствующие меры.
5. Постановление окончательное, обжалованию не подлежит, вступает в силу со дня его принятия.
6. Настоящее постановление подлежит опубликованию в «Ахбори Маджлиси Оли Республики Таджикистан», в газетах «Джумхурият», «Садои мардум», «Народная газета» и в Вестнике Конституционного суда Республики Таджикистан.
Председатель
Конституционного суда
Республики Таджикистан
Махмудзода М.А.

Судья-секретарь
Конституционного суда
Республики Таджикистан
Хошимзода Д.Д.

Самое читаемое

Социальные сети

КОНКУРС!

Календарь

2018
Октябрь
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930311234

ПОДПИСКА-2019

Наш подписной индекс 68855.
Наши реквизиты:
ИНН – 030002711
Р/с №20202972684401104000
Г. Душанбе, филиал №4 «Амонатбонк» район Сино.
к/с 20402972316264
МФО 350101626

На сайте онлайн

Flag Counter
Яндекс.Метрика