«Талибан» и ПИВТ – «пересекающиеся» параллели

Печать
«Во что мои соотечественники превратили родную землю!»
Халед Хоссейни. «Бегущий за ветром»
В Ташкенте прошла Международная конференция по афганскому урегулированию, в которой участвовали представители самого высокого уровня из более 20 стран и организаций - стороны, заинтересованные в скорейшем прекращении многолетней войны и устранении её последствий.
Налаживание мирного диалога между официальным Кабулом и «Талибан» актуально, в первую очередь, для самого Афганистана. Для всего остального цивилизованного мира, прежде всего для Таджикистана, имеющего с Афганистаном самую протяжённую границу, осложнённую горным рельефом, талибы представляют реальную угрозу государственному спокойствию и национальной безопасности. Обстановка в афганском приграничье долгое время остаётся «стабильно тяжёлой». Вдоль афганско-таджикской границы, на сопредельном берегу Пянджа сосредоточены десятки вооружённых групп численностью свыше 5 тысяч человек, входящих в различные экстремистско-террористические организации. Кроме непосредственно талибов, в Исламской республики Афганистан активизировали деятельность боевики и сторонники «Исламского государства», которых здесь около четырех с половиной тысяч.
Современные политические события в Афганистане могут и должны стать ещё одним предостережением таджикистанцем, пережившим гражданскую войну в 90-е годы, которую спровоцировала террористическо-экстремистская организация ПИВТ. Гражданское противостояние в Республике Таджикистан, к счастью, удалось остановить путём многоэтапных переговоров, завершившихся подписанием Соглашения о мире и согласии. Однако ПИВТ, во многом схожая с «Талибан», не оставила своих намерений превратить светское государство в исламское. Полезно учиться те только на своих ошибках, но и на чужом горьком опыте соседней страны, где кровопролитная разрушительная война за власть между общинами, кланами, народностями, религиозными течениями идёт много десятилетий подряд. Видя отсталый Афганистан, можно наглядно представить себе – во что могла бы превратиться таджикская земля, если бы к власти пришли исламисты в лице ПИВТ.
Писатель Х.Хоссейни, выросший в благополучной семье афганского дипломата, ещё заставший в детстве мирную и процветающую страну, с болью и отчаянием рассказывает о том, какие беды, страдания и разрушения по сей день несёт его родине движение «Талибан». И те, кто стоит за талибами, и те кто думает за них – это арабы, пакистанцы и др. А ПИВТ финансируют и морально поддерживают иранские спецслужбы. И первые, и вторые ничего не умеют, кроме как воевать, убивать и разрушать, прикрываясь религией.
С нескрываемой иронией Х.Хоссайни пишет: «В пятом классе начались занятия по исламу. Вёл их мулла по имени Фатхулла хан, коренастый плотный человек с рябым лицом и хриплым голосом. Он толковал нам о пользе выплаты закята и об обязанности совершить хадж, учил как правильно совершать ежедневный пятикратный намаз и заставлял зубрить стихи из Корана, добиваясь с помощью розги, чтобы мы верно произносили арабские слова (хотя их значение оставалось для нас тайной), дабы они достигли ушей Аллаха». После этого следуют разъяснения отца героя книги: «Вижу, то, чему сейчас учат в школе, тебя смутило… Я скажу тебе. Только запомни хорошенько, Амир, эти бородатые болваны никогда не научат ничему хорошему. – Ты имеешь в виду муллу Фатхуллу хана? … – Я имею в виду всех этих самодовольных обезьян, достойных лишь плевка в бороду… Они способны только теребить чётки и цитировать книгу, языка которой они даже не понимают… Не приведи Аллах, если они когда нибудь дорвутся до власти в Афганистане… – Но мулла Фатхулла хан вполне приятный… - Чингисхан, говорят, тоже был приятным малым…».
По словам одного из персонажей книги, когда «Талибан» вышиб Альянс из Кабула, он вместе с другими танцевал на улице. «Танцующих было много, поверь мне. Все приветствовали войска «Талибана», забирались на танки, фотографировались». Сначала талибов встретили как героев. Но вскоре наступило горькое разочарование: «Они (талибы) не считают тебя за человека… Они раскатывают по городу и высматривают, к чему бы прицепиться. Рано или поздно кто нибудь обязательно попадётся им на глаза, и появится повод разогнать скуку и лишний раз сказать «Аллах Акбар».
Народ думал, что лихолетье в Афганистане рано или поздно закончится и всё хорошее вернётся. Но талибы ломали людские судьбы, крушили статуи Будды в Бамиане, убивали людей, сжигали деревни. Как и активисты ПИВТ, которые расправлялись с лучшими сынами таджикской нации – политиками, общественными деятелями, представителями научной и творческой интеллигенции. Талибы организовали массовое истребление хазарейцев в Мазари-Шарифе в 1998 г., бросали их тела собакам. Шли от дома к дому, хватали мужчин и мальчиков и расстреливали их на глазах у женщин, девочек и стариков. «Пусть видят. Пусть помнят, кто они такие и где их место». Разъярённая толпа под руководством ПИВТ-овцев творила подобные бесчинства, занималась мародёрством, жгла транспорт, не выпуская оттуда людей, выкидывала их из очереди за хлебом. В районах они насиловали женщин и девушек.
Из-за талибов, как и из-за членов ПИВТ, люди становились сиротами и беженцами, погибали, подрывались на минах. В ИРА много одноногих и безногих инвалидов, среди которых – дети на костылях. «Бедность и нищета обступили нас со всех сторон. Куда ни посмотри – груды камней и нищие… Теперь нищие кучами сидят на каждом углу – грязные, в жутких лохмотьях, с протянутыми руками. И большинство – дети, худенькие и печальные, некоторые не старше пяти шести лет. Безмолвные матери, закутанные с головой, прижимали их к себе, а дети тянули нараспев: «Бакшиш, бакшиш». Безотцовщина, с запозданием понял я. Все война и война – мужчины теперь в дефиците».
Некогда цивилизованный и респектабельный Кабул с ресторанами, кинотеатрами, магазинами, гостиницами превратился в руины, груды щебня и остатки стен с выбоинами от пуль, за которыми нищие и дети-попрошайки нашли себе пристанище. «Но они не все сироты. Многие остались без отца, а матерям нечем их кормить, ведь талибы запрещают им работать». И они приводят детей в приюты, откуда высокопоставленные талибы и их гости берут девочек или мальчиков для своего развлечения за незначительную плату. Директор приюта, продающий сирот, объясняет: «Если я не дам одного ребенка, он заберет десятерых. И я не препятствую, да будет Аллах судьей ему и мне. Я беру эти мерзкие грязные деньги, иду на базар и покупаю еду для остальных детей. Здесь очень мало места, почти нет еды, нет белья, одежды, нет чистой воды. Зато детишек, лишенных детства, в изобилии. Детский дом переполнен. Каждый день приходится отказывать матерям. Сколько раз я просил у талибов денег, чтобы выкопать новый колодец! А они и не почесались. Только теребят свои чётки и бормочут, что у них нет средств. Нет – и все. В Афганистане много детей, но мало детства». Все средства «Талибан», как и ПИВТ, лежат на личных банковских счетах их руководителей.
Мужчина хочет продать свою искусственную ногу - протез, чтобы накормить детей, бедняк угощает гостей овощами, оставив семью без ужина. Кабул без деревьев, которые срубили на растопку печей, без электричества и тепла. Бывшие послы, хирурги, университетские профессора, военные генералы эмигрировали или просят милостыню: «С 1958 по 1996 год. – Нищий кашлянул. – Я преподавал поэзию Хафиза, Хайяма, Руми, Бедиля, Джами, Саади. Довелось даже прочесть лекцию по мистике Бедиля в Тегеране в 1971 году. Когда я закончил, мне аплодировали стоя. Вот как!» На стадионе талибы устраивают показательное шариатское правосудие - побиение камнями. Талибы уверяют, что выполняют возложенную на них миссию. «Какую миссию? – услышал я собственный голос. – Забивать камнями неверных супругов? Насиловать детей? Бичевать женщин за высокие каблуки? Расстреливать хазарейцев? И все во имя ислама?».
К чему все эти цитаты? Сравнения? Аналогии?
К тому, что если бы к власти пришли члены ПИВТ Таджикистан мог бы выглядеть также, страну ждала бы такая же незавидная участь. «Талибан» стоит в одном ряду с террористической и экстремистской организацией ПИВТ, развязавшей гражданскую войну в Таджикистане. И почерк у них одинаковый. И цель – одна и та же. И последствия навязанной Таджикистану войны могли оказаться ещё страшнее, чем есть: более 150 тысяч убитых, среди которых – лучшие представители нации, 1 миллиона граждан Таджикистана, ставшие беженцами и вынужденными переселенцами, более 50 тысяч сирот. Экономике страны был нанесён ущерб в объёме $7-10 млрд.
И ещё раз, слова о талибах из романа: «Ох, и обгадится же вся эта публика в один прекрасный день!». Как это уже произошло с ТЭО ПИВТ.
Пулод Гафаров

Самое читаемое

Социальные сети

КОНКУРС!

Календарь

2018
Апрель
ПнВтСрЧтПтСбВс
2627282930311
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30123456

На сайте онлайн

Flag Counter
Яндекс.Метрика