Талантливый человек талантлив во всём

Печать
Как быстротечно время! Честно говоря, мне не верится, что мой давний друг, соавтор и единомышленник Ато Хамдам подошёл вплотную к серьёзному и основательному юбилею. Но эта дата его не огорчает.
Он, как и в молодости, деятелен, оптимистичен и вовсе не помышляет останавливаться на достигнутом. Его можно уподобить опытному борцу гуштингири, который легко укладывает соперника на лопатки. И этот соперник – 70-летие – пятится назад и извиняется, что пришёл не вовремя.
Об Ато Хамдаме мне трудно говорить. Нас связывают три десятилетия совместной творческой деятельности, которая незаметно для нас самих переросла в дружбу. И за всё это время не было случая взаимонепонимания или каких-то размолвок. Превыше всех материальных расчётов и авторских амбиций мы ставили наши добрые взаимоотношения. Иногда я понимал, что нужно поругаться, нельзя же, чтобы на небосводе дружеских привязанностей не было ни единой тучки. Так просто не бывает! Но это намерение так и оставалось неисполненным, поскольку при всём желании повода выяснять отношения не находилось. Мы всегда понимали друг друга и уважительно относились один к другому.
Наше творческое единение началось в середине 80-х годов. Тогда Ато Хамдам принёс на киностудию «Таджикфильм» свой литературный сценарий документального фильма о гармских картофелеводах. Казалось бы, ну что можно сказать поэтичного об этом прозаическом деле? Оказалось, что подобное возможно. Сценарий был написан образно, в его основе лежала хорошая драматургия, и Худсовет студии принял его без доработки, что само по себе было редкостью в практике кинодокументалистов. Фильм отсняли, работа получилась хорошая и картину неоднократно показывали по республиканскому каналу телевидения.
Чуть позже Ато Хамдам принёс мне детективную повесть «Гули хайри» и попросил, чтобы я перевёл её на русский язык. Повесть была интересной, работал я над ней с увлечением, и вскоре она вышла отдельной книгой.
Но тогда я ещё не знал «коварства» Ато Хамдама, не знал, что у него есть привычка на добро отвечать добром, и это послужило причиной моего падения в ту бездну, которую называют литературным творчеством. Во время одной из встреч Ато Хамдам сказал мне: «А ты знаешь, что в футбол играют две команды?» Это я, конечно, знал, хотя и не являлся поклонником этой игры; но при чём тут кожаный мяч и потные, задыхающиеся игроки? «При том, – пояснил Ато, – что ты переводишь мои работы, а сам ничего оригинального не создаёшь. Давай пиши. Я тоже буду переводить их на таджикский язык и помещать на страницах газеты «Комсомоли Тоджикистон». Ато Хамдам был тогда редактором этой газеты. Я попался на эту удочку, написал несколько коротких рассказов, они были напечатаны, и с тех пор я так и бреду по каменистой тропе литературы, иногда поминая за это «недобрым словом» Ато Хамдама. Его оправдывает лишь то, что он так же бредёт рядом со мной и прячет от меня свои глаза.
Всё это было, но о серьёзном творческом содружестве мы тогда не помышляли. Мы были ещё молоды, а молодость таит в себе много других соблазнов, помимо желания увидеть свою фамилию на обложке книги.
80-е годы продолжали оставаться для нас роковыми. Представители примерно двадцати стран мира совершали автопробег по Великому шёлковому пути. Японцы, немцы, шведы, голландцы, венгры на мощных джипах мчались по дорогам Центральной Азии и, конечно, не миновали Таджикистан. Участники автопробега организовали пресс-конференцию для представителей средств массовой информации, и долго, с горящими от восторга глазами рассказывали, как много интересного и поучительного увидели они за эти дни. Ато Хамдам сидел со мной рядом и что-то деловито записывал в блокнот. Я спросил руководителя японской делегации – а кто открыл Великий шёлковый путь? Кому человечество должно выразить свою благодарность за это великое и полезное начинание? Японец на минуту задумался, а потом бодро ответил – никто. Великий шёлковый путь образовался сам собой, поскольку был нужен людям. Этот ответ удовлетворил всех участников пресс-конференции, кроме нас с Ато Хамдамом. К тому времени мы были уже опытными журналистами и знали, что ничто само по себе не возникает. Всегда находится кто-то, кто предлагает людям: «А давайте попробуем...» Его предложение могут сразу и не принять, но это уже не имеет значения. Семена брошены в почву и должны неизбежно прорасти. Мы с Ато Хамдамом обменялись недоверчивыми взглядами и разошлись, без всякой зависти к участникам автопробега, которые тряслись в пыльных джипах по Великому шёлковому пути и не желали видеть ничего дальше своего носа.
Желание докопаться до истины не оставляло меня. Я перерыл десятки исторических трудов и фолиантов и наткнулся на имя китайского посла и путешественника Чжан Цяня, который во II веке до нашей эры был послан императором искать союзников Китая в борьбе с кочевниками – гуннами. Это имя заинтересовало меня, я продолжал исторические экскурсы и дальше, пока не убедился, что именно Чжан Цянь и стоял у истоков Великого шёлкового пути. При первой же встрече с Ато Хамдамом я поделился с ним своим открытием. Он слушал меня и улыбался, что несколько смутило меня. Мы объяснились, оказывается, всё это время и он занимался историей Великого шёлкового пути и собрал уникальный материал по истории и этнографии древней Поднебесной империи. Понятно, что обойтись друг без друга мы не могли. Нам оставалось только объединить усилия и начать работать над книгой об истории создания Великого шёлкового пути. Сначала это была повесть и заканчивалась она отправкой первого верблюжьего каравана из Китая в Бактрию. Но читатели звонили нам, интересовались дальнейшей судьбой Чжан Цяня, бактрийцев, славянина Ганьфу, которые осуществили на практике идею великого единения народов. Тогда мы написали вторую часть книги, и получился наш первый исторический роман «Жизнь Чжан Цяня или Великий шёлковый путь». Так образовался наш творческий тандем, который действует и по настоящее время.
За время нашего творческого содружества мы написали более двадцати исторических романов, десятки исторических миниатюр, рассказов, повестей и пьес. Не все они увидели свет. Такие романы как «Гаремная затворница», «Под знаменем Абу Муслима», «Преемник Чингисхана» ещё ждут своей очереди в издательстве. Во всех этих книгах мы старались открыть новые страницы в истории Таджикистана, которая таит в себе много удивительных сведений и загадок.
Ато Хамдам обладает редким умением находить поистине поразительные материалы, без которых наши книги не имели бы сенсационности, в добром смысле этого слова. Помнится, когда мы с ним работали над романом о Тамерлане, то «забуксовали» в главах о походе хромого Тимура в Индию. То, что имели, не охватывало всей значимости этого завоевания. У меня опустились руки. Но долго сидеть в бездействии не пришлось. Ато принёс журналы, в которых иранский историк обстоятельно излагал сведения об индийской эпопее Тамерлана. Это было то, что нужно, это было просто здорово, и наша работа пошла дальше, до успешного завершения книги.
Меня часто спрашивают: как вы работаете вместе? И я, как японский турист когда-то, не сразу нахожу нужный ответ. Конечно же, мы не пишем – одно предложение он, второе я и так далее. Исторические произведения – это огромный труд по сбору нужного материала. Если заниматься этим одному, то можно потратить год и больше, а то и целое десятилетие. Вдвоём мы это делаем значительно быстрее и основательнее. А дальше материал сам диктует форму: что-то набрасываю я, что-то Ато, а затем мы объединяем уже созданное, дополняем, редактируем. Творческий труд не укладывается в рамки обычных представлений, каждый раз это новая форма и новая грань взаимодействия.
Многие из идей, которые легли потом в основу наших книг, принадлежат моему беспокойному соавтору и другу. Так он принёс, ни слова не говоря, материалы о турецком генерале Энвер-паше и событиях в Таджикистане в далекие 20-е годы прошлого столетия. Я вздохнул и принялся за свою часть работы. Итогом стала книга «Сотворение огня», заинтересовавшая турецких издателей. Ато Хамдам собрал объёмный материал о Тамерлане, что изрядно испортило мне настроение. Я понял, что нам не будет покоя примерно года на два. Так оно и оказалось, пока мы не написали книгу «Ошибка Тамерлана».
И теперь, когда Ато звонит мне по телефону и спрашивает – как дела, я невольно вытираю пот со лба, потому что знаю, этот интерес не случаен. У него появилась новая идея и, наверняка, уже имеются исходные факты, которые требуют своего осмысления и дальнейшей работы над книгой. Но я, честное слово, на него не в обиде. Будучи сам увлеченным и творчески одарённым человеком, он видит таких же и в окружающих его людях и потому делает их жизнь интересной и содержательной. Сейчас, думая о юбилее Ато Хамдама, который он воспринимает как шутку природы, я благодарен судьбе за встречу с ним и за наше последующее творческое содружество. Без всего этого моя жизнь была бы несравненно скучнее и безынтереснее.
До сих пор я говорил о нашей с Ато «творческой кухне». Но этот рассказ далеко не полон, если не сказать ничего о его человеческих качествах, о его открытой и щедрой натуре. Он готов помогать всем, если это в его силах. Он всегда улыбчив и доброжелателен, даже если и испытывает какие-либо огорчения. Оптимист по своей природе, он просто не выносит, если кому-то плохо, и старается снять груз с души своего товарища, друга, просто знакомого.
Талантливый человек талантлив во всём. Эти слова в полной мере относятся к Ато Хамдаму. Он одарённый писатель и драматург, для которого смысл жизни в труде и творческих достижениях, а не в той легковесной известности, которая угасает через год – другой. Он талантлив и как человек, увлечённый жизнью, горячо интересующийся всем, что происходит вокруг него. Такое понятие, как равнодушие, ему не знакомо. Он не знал его в молодости, и обострённо воспринимает жизнь и сейчас, когда обогатился опытом и прожитыми десятилетиями. Мне просто удивительно: как он заметил свой юбилей, будучи занятым творчеством, семьей, которую он беспредельно любит, друзьями, за которых переживает и которых всегда рад видеть, и множеством дел в Союзе писателей, где трудится увлечённо, в меру сил и способностей. Как всё это умещается в его душе и горячем сердце?
Ато Хамдам понимает, что без денег не обойтись, но никогда не ставил целью добывать их любой ценой. Для него они - следствие работы, а если их немного, то он воспринимает это философски. «Мудр тот, кто довольствуется малым, – часто повторяет он. – Атом мал, но из него состоит Вселенная». А высшую оценку своего труда он видит в нужности наших книг. По нашим романам написаны докторская и кандидатская диссертации, о них делают доклады на научно-практических конференциях. Они служат литературными пособиями на занятиях по истории в вузах, и это приносит ему моральное удовлетворение. А заодно и мне, поскольку он приучил меня к мысли, что мы с ним давно уже составляем одно целое. И это здорово. Хорошо, когда есть человек, который понимает тебя, с которым можно поделиться сокровенным, с которым думаешь и действуешь в одном ключе. У меня такой друг есть и я признателен ему за это.
Не так давно мы с Ато Хамдамом закончили очередной исторический роман «Крест Иисуса Христа», который рассказывает о том, к чему приводят религиозные распри и какими потрясениями в истории могут обернуться человеческие амбиции. Я вознамерился отдохнуть, отложил перо в сторону и с удивлением заметил, что на дворе лето. Каждый телефонный звонок заставляет меня вздрагивать. Я боюсь, что услышу в трубке бодрый и жизнерадостный голос Ато Хамдама, который скажет: «А ты знаешь – у меня есть идея...»
Боюсь... и жду этого звонка, потому что общение и совместный труд с Ато Хамдамом стали смыслом моей жизни и несказанно обогатили её.
Полагалось бы сказать несколько критических слов в его адрес, но я не нахожу их. За все годы нашего знакомства и дружбы он не дал повода быть им недовольным. Ну что ж, подожду до следующего юбилея.
Леонид Чигрин

Самое читаемое

Социальные сети

КОНКУРС!

Календарь

2018
Август
ПнВтСрЧтПтСбВс
303112345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829303112

На сайте онлайн

Flag Counter
Яндекс.Метрика