Дневник памирской экспедиции

17.10.2019 10:19
Печать

На конкурс

Время часто сравнивают с речным потоком, в который невозможно вступить дважды. Вот бежит, цепляясь то за один, то за другой берег, выворачиваясь из-под камней, и обрушивающая на них свою мощь, горная река. Так и жизнь человека полна преград и трудностей, которые изменяют самого человека и его отношение к жизни. В жизни народа тоже со временем происходят изменения. То, что было значимо для наших предков, становится нам непонятным.

 

Традиции со временем приобретают иной смысл, меняются представления о мире и ценностях. Изучение этих изменений и являются целью научно-исследовательской экспедиции Российско-Таджикского (Славянского) университета. Студенты и преподаватели кафедры культурологии отправились по кишлакам Горно-Бадахшанской автономной области. Объект исследования - повседневная культура, особенности быта жителей горных кишлаков.

Дом – это сосредоточение быта. Поэтому акцент в нашей экспедиции был сделан на изучение памирского жилища. В нем люди едят, спят, ведут вместе хозяйство. Дом является культурной универсалией, обладающей повышенной культурно-семантической значимостью. Сакральное и эстетическое в нем включены в повседневность. Именно этим вызван интерес к памирскому жилищу Садуллоевой Мавзуны.

Все важные для человека события тоже происходят в доме: рождение, свадьба, похороны. С разных сторон к этим событиям были привязаны и индивидуальные задания студентов. Джахангуль Назархудоева изучала обрядовые песни, а Сафина Гадолиева – обрядовые танцы, Рангина Косумбекова - символику узоров, Шахбоз Буттаев – региональные особенности свадебных обрядов. Освоение студентами методов и приемов этнологического исследования позволяют проникнуть в микромиры человека, времени, культуры.

Маршрут экспедиции пролегал через Дарвазский, Шугнанский, Ишкашимский, Рошткалиский районы и завершился в Хороге.

Первая встреча с местными жителями состоялась в кишлаке Зигар Дарвазского района. Воздух насыщен летним зноем и петушиными криками, запахом цветов и трав. Шумный ручей, протекающий через кишлак, несет с гор прохладу. Дастархан, традиционное угощение. Но работа, прежде всего. Задания получены, вопросы составлены, диктофоны включены. И вот уже, расположившись на крыльце, Мавзуна и Шахбоз, каждый о своем, ведут неторопливый разговор с Худоербековой Давлатпочо и Амруло Назаровым. Непросто их разговорить. А впереди еще много таких встреч.

Амруло Назаров сопровождал нас на прогулке по кишлаку. Во дворе его дома растет старинное тутовое дерево. Его раскидистая крона образует тень, под которой можно укрыться в жаркий полдень. К этому дереву особый почет и уважение. В трудные голодные годы его плоды не раз выручали местных жителей, заменяя муку. Сегодня из плодов дерева готовят лакомство – халву, используя традиционный дедовский метод. Тяжелая работа досталась женщинам – округлым камнем давить спелый высушенный тутовник в каменной чаше!

Время-река несет нас дальше в кишлак Зинг. Здесь нас ждет знакомство с семьей Гулбонг Шарифова. В его семью мы приехали, чтобы посмотреть старинный памирский дом, построенный его дедом 150 лет назад. Когда-то в нем кипела жизнь. Теперь дом стал памятью.

Юные исследователи-этнографы, воспользовавшись гостеприимством, буквально завалили хозяев вопросами. И вот уже звучит протяжная колыбельная. В самом доме накрыт дастархан. Но разве до лакомств, когда женщины выносят сюзане, вышитое 40 лет назад! С любопытством и восторгом участники экспедиции рассматривают узоры, расспрашивают об их значении. А мастерицы достают из сундуков все новые образцы домашней вышивки, демонстрируя нам как использовали лет 20-30 назад занавески на окнах.

Попрощавшись с гостеприимными хозяевами, мы вместе с временем-рекой спешим дальше на встречу с древним Кароном. Он расположен в 6 километрах от центра Дарваза, поселении Калаи-Хумб на горе Зогик, на высоте 1700 м. Здесь археологи обнаружили поселение, в котором люди жили уже в 3-2 тыс. до н.э., в эпоху арийской цивилизации. Это был крупный административный центр, занимавший выгодное географическое положение с точки зрения безопасности. Карон имел естественную защиту в виде обрывистых горных склонов, а также был огражден крепостной стеной, усиленной со стороны караванной дороги. Великолепный обзор долины Пянджа делал невозможным внезапное нападение. Город стоял на переселении сухопутных и речных торговых путей. Территория города занимала свыше 32 гектар. В юго-западной части городища расположена наиболее хорошо сохранившаяся квадратная постройка, состоявшая из более высокой центральной башни и 4 угловых башен, соединенных стенами и арочными покрытиями.

На территории древнего поселения можно увидеть находки археологов: водопроводные трубы, глиняную посуду, светильники и другие предметы древности. Эти находки расположены в небольшом помещении. На месте древнего городища нет музея, но сторож с удовольствием рассказал участникам экспедиции о находках археологов и показал некоторые из них.

Уже к вечеру мы добрались до кишлака Пиш Шугнанского района. Согласно обычаям, песнями и музыкой нас встретила семья Косумбековых.

Здесь мы подвели первые итоги экспедиции. На ночлег расположились в «памирском» доме. То ли от впечатлений, то ли от усталости, а может быть от того и другого, спали «без задних ног».

А с утра - встречи, интервью, записи в дневниках. Ничего нельзя пропустить, забыть, все надо зафиксировать. Вот уже Шахбоз интересуется у Акимбекова Султонбека о том, как проходят свадьбы в его кишлаке. Ноебшоева Ойимсултон показывает как вязать джурабы. Пока Рангина беседует с Мамадаёзовой Бедоной, выведывая значение узоров, вывязываемых на джурабах, Сафина с увлечением пытается усвоить полученный урок вязания.

С удовольствием общаясь с участниками экспедиции, Ноебшоева Ойимсултон провела настоящий мастер-класс по изготовлению браслетов-оберегов из шерстяных нитей. У нее не только ловкие, умелые руки, доброе и открытое сердце, но и прекрасные вокальные данные.

Говорливая река напоминает нам о том, что пора в путь. Нас ждут новые открытия, встречи и впечатления.

Памир богат минеральными источниками. По дороге мы не могли не остановиться у одного из них. А дорога вела нас в селение Рэн Ишкашимского района, жители которого - носители уникального ишкашимского языка, которые стараются сохранить свой язык, как одно из важнейших достояний предков. Кроме жителей кишлака Рэн на ишкашимском языке говорят в кишлаках Верхний Рэн, Сумджин. Остальные носители рассеяны по разным городам Таджикистана и сопредельных стран.

Прежде всего, мы отправились в дом, которому не менее двухсот лет. Дом был построен еще в те времена, когда источником света была только чорхона – окно, расположенное на потолке, когда разводили очаг и дым от огня, как и положено, выходил прямо в открытое пространство чорхоны, прокоптив потолок за многие годы до черноты. В этом доме, как и много лет назад продолжают жить потомки тех, кто выкладывал каменные стены, обтесывал стволы деревьев для балок, кто создавал гармоничное пространство семейного быта.

С некоторыми инструментами, которые использовались при строительстве дома, нас познакомил Джумахон Хусравбекович Назарбеков. В его доме мы с интересом слушали рассказ о символике «памирского» дома, о повседневных заботах жителей селения Рэн.

В который раз река-время несет нас по течению дальше в дом Хусравбековых. Здесь нас ждут новые встречи. Рангина с увлечением беседует с Курбонбекой Хусравбековой, рассматривает узоры, которые вышивают на тюбетейках и различных элементах свадебной одежды и украшениях молодоженов.

За разговором К. Хусравбекова берет в руки иглу и показывает, как создаются символы и знаки судьбы. Главным содержанием художественной деятельности является создание, хранение, функционирование и передача духовных ценностей культуры.

Хусравбек Мамадбек – человек, знающий толк в традициях, с чувством юмора, буквально в лицах, рассказывал о том, как проходит свадебный обряд. Его рассказ сопровождался песнями и игрой на рубабе.

Здесь в Рэне участники экспедиции записали и поминальные песни: даргилик и маддо.

Мы движемся по Ваханской ветви когда-то шумевшего здесь Великого шелкового пути. Нас ждет выходной день.

На Ваханской ветви Великого шелкового пути находится одна из древнейших крепостей Западного Памира Кахках, начало строительства которой относится к III веку до н.э. Она высится на скале посреди долины и вытянута в длину на 675 м и в ширину на 200 м. Мощные, из камня и сырцового кирпича, двойные стены укреплены 56 круглыми и квадратными башнями с бойницами. На возвышающейся в северо-западном углу цитадели расположено несколько дворцовых помещений. К защищенному башнями участку в прошлом через узкое русло реки Пяндж был переброшен мост.

Фортификационное сооружение находится недалеко от селения Намадгут. Название селения происходит, по мнению востоковеда И. Стеблин-Каминского, от санскритского слова «намадгата», что означает «священное место». Здесь мы пообщались с местными жителями, продающими традиционные памирские украшения, афганские головные уборы, верхнюю одежду.

В селении Намадгут мы зашли в небольшой краеведческий музей, где Одинамамади Мирзо провел экскурсию. В музее представлены экспонаты, повествующие о далеком прошлом. Вот, например, светильник, который зажигали местные жители времен арийской цивилизации.

А мы спешим дальше по Ваханской ветви Великого шелкового пути. В 75 км от Кахках над селением Ямчун находится еще одна крепость. Известный исследователь Центральной Азии А. Стейн назвал эти две крепости «прекрасными образцами среднеазиатской фортификационной школы в ее горном варианте».

Возраст Ямчунской крепости около 2000 лет. Она протянулась на 900 м, ширина ее 400 м. Крепость занимает труднодоступный участок каменистого склона, отрезанного двумя глубокими каньонами рек от окружения. По этому склону нам было трудно взбираться не столько из-за его крутизны, сколько из-за сильного ветра, сбивающего с ног. Поддерживая друг друга, мы буквально карабкались по каменистому склону.

Крепость имеет три кольца двойных стен с 40 башнями, с цитаделью на возвышенной части. Угрюмые низкие тучи и зловещий пронизывающий ветер создавали эффект присутствия в нереальном пространстве. Что, однако, нисколько нас не испугало. С крепости открывается великолепный вид на Ваханскую долину и горы Гиндукуша. В народе эта крепость называется «замри оташпараст» — замок огнепоклонников. На ее территории находился зороастрийский храм.

Еще одна достопримечательность Ямчуна - источник Биби-Фотима. Температура воды в источнике круглый год превышает 40 градусов по Цельсию. Вода содержит радон, а также другие полезные элементы. Источник бьет из скалы глубокого узкого каньона из двух мест, называемых рукавами одежды Фатимы. Эти «рукава» образовались зелеными, желтыми, коричневыми отложениями минералов, присутствующих в воде. В стене есть узкая естественная ниша. Всякий, кто сумеет туда пролезть, может рассчитывать на выполнение своего заветного желания.

По дороге Великого шелкового пути участники экспедиции остановились в селении Ямг. В нем проживал местный ученый, богослов, поэт, путешественник Суфи Мубораккадам, создатель уникального солнечного календаря, с помощью которого он определял дни календарных праздников. В одном из старинных домов сельский учитель Айдармамад Маликмамадов создал музей Суфи Мубораккадама. Здесь собраны традиционные музыкальные инструменты, предметы быта, ткацкий станок, написанные Мубораккадамом книги, рисовая бумага, которую он также изготавливал сам.

Наш путь лежит дальше в Рошткалинкий район в селение Шод, где живет семья Гадолиева. Пока глава семьи Сухроб готовит шурбо, участники экспедиции принялись за свою работу. Интервью и записи, съемка и беседы.

В гаворе Сабдавлатова Мадина укачивает шестимесячную Сайёрабегим. Рангина, Сафина и Джахангуль вместе с Зайничой Гадолиевой готовятся к обряду одевания невесты. Остальные участники экспедиции уже вооружились видеоаппаратурой. Ради ярких кадров решили этот обряд провести не в доме, как это положено по традиции, а в живописном дворе.

Река Шахдарья, через которую мы переправляемся на другой берег, ведет нас к своим истокам в селение Синдев. Этнологическая экспедиция дает возможность включиться в социокультурную среду, непосредственный контакт с теми, кто создает предметно-вещественный мир культуры, а участие в обрядах и ритуалах – уникальная возможность увидеть живую нить времен. По дороге в Синдев такая возможность появилась и у нас. Мы оказались на свадьбе.

В Синдеве нас ждут новые встречи и открытия. И одно из них – семья Буттаева. Ее глава Насилохон более 25 лет преподавал в местной школе таджикский язык и литературу, а его дед Азиз-хан был в 1915 году назначен волостным управителем, о чем свидетельствуют хранящиеся в семейном архиве документы. С трепетом перебираем обтрепанные по краям и пожелтевшие от времени документы: указ Николая II о награждении Азиз-хана орденом Святого Станислава третьей степени, орденом Святой Анны третьей степени.

Нас ждет другое открытие – «памирские» дома, возведенные мастерами более 100 лет назад. Тиллоев Султонхон ведет нас в дом, в котором еще несколько лет назад жила старая женщина, после ее смерти дом пришел в запустение. Но какой это дом! Именно здесь мы впервые увидели, что стены далидза (прихожей дома) расписаны символическими изображениями птиц, хорошо видна на стене восьмиконечная звезда, а также другие, пока нами неисследованные знаки.

Почерневший от копоти потолок, из-под балок, словно сломанные ребра, торчат перекладины. Все это наполняет пространство глубокой древностью, а нас убежденностью в том, что традиционный «памирский» дом является важным элементом таджикской культуры.

Шахдарья теперь указывает нам обратный путь в конечную точку нашего маршрута – в город Хорог. В городе мы не могли проехать мимо Ботанического сада – одного из самых высокогорных ботанических садов мира, основанного в 1940 году. В Ботаническом саду ведутся работы по акклиматизации деревьев и растений к горному климату.

Уставшие и грустные мы побродили по аллеям Чорбога. Грустные потому, что пришло время окончания нашей экспедиции. Вместе мы встретимся теперь только в сентябре, когда время-река унесет прочь эмоции, а впечатления, полученные во время экспедиции, осядут на страницах дневников. Тогда и придет время подводить итоги.

Ольга Ладыгина

_________________________________
Deprecated: Non-static method JFactory::getDBO() should not be called statically, assuming $this from incompatible context in /home/data/narodnay/public_html/libraries/joomla/session/storage/database.php on line 84 Deprecated: Non-static method JTable::getInstance() should not be called statically, assuming $this from incompatible context in /home/data/narodnay/public_html/libraries/joomla/session/storage/database.php on line 89 Deprecated: Non-static method JFactory::getDBO() should not be called statically, assuming $this from incompatible context in /home/data/narodnay/public_html/libraries/joomla/database/table.php on line 112