Почему высказывания Ташиева несут в себе угрозу для всего региона?

Печать

Заявление главы ГКНБ Кыргызстана Камчыбека Ташиева, который председательствует в Комиссии по делимитации и демаркации таджикско-кыргызской границы от кыргызской стороны, распространенное СМИ 15 сентября этого года, может серьезно омрачить дальнейший ход переговоров по вопросу границы между двумя странами. Особенно, учитывая следующие три момента.

Во-первых, всего через день после визита Президента Кыргызстана в Таджикистан и его встречи с Президентом Республики Таджикистана Эмомали Рахмоном, когда было заявлено, что стороны уделили внимание развитию отношений сотрудничества между своими странами, «которые связывают многовековые узы дружбы и добрососедства, и высказались за продолжение регулярного политического диалога, особенно на высшем уровне», неожиданное громкое заявление Ташиева может указывать на глубокие разногласия в руководстве Кыргызстана или серьезные проблемы в переговорном процессе по делимитации и демаркации таджикско-кыргызской границы.

Во-вторых, заявление прозвучало во второй день саммита глав государств Центральной Азии в Таджикистане, когда был сделан новый шаг в процессе независимой региональной интеграции, и враждебные интонации в заявлении одной из стран-участниц саммита могут иметь более широкое значение и указывать на внешние факторы и аспекты такой позиции.

В-третьих, ограниченное по времени в сравнении с другими лидерами участие Президента Кыргызстана в саммите в Душанбе, немедленная реакция МИД Таджикистана на высказывание чиновника соседней страны и приглашение посла Кыргызстана в МИД в Душанбе, которое произошло всего через день после встречи на высоком уровне, также могут указывать на чувствительность вопроса.

Нескрываемый угрожающий акцент заявления Камчыбека Ташиева, основная суть которого сводится к тому, что «если Таджикистан не откажется от территориальных претензий к Кыргызстану, то Кыргызская Республика может предъявить свои претензии соседней стране на основании исторических документов», также подтверждает обоснованность трех вышеупомянутых пунктов.

Поэтому с точки зрения времени, места, содержания, занимаемой должности и тональности заявления можно без сомнения сказать, что оно не несет в себе позитивного посыла для решения приграничного вопроса, взаимоотношений между двумя соседними странами и в целом для региона Центральной Азии, и вновь пошатнуло воцарившуюся было атмосферу доверия в двусторонних и многосторонних отношениях.

Как отмечено в сообщении МИД Таджикистана, «подобного рода комментарии способны нанести серьёзный урон ходу переговорного процесса по делимитации и демаркации таджикско-кыргызской границы, а также взаимному доверию». Реакция политических и аналитических кругов, а также информационного пространства Таджикистана и региона также демонстрирует именно пошатнувшееся доверие. И данная ситуация складывается не в пользу решения проблемы и не в интересах обеих стран, и тем более не в пользу приверженности региональной интеграции.

Но помимо этого очень лаконичного ответа на негативное политическое высказывание Камчыбека Ташиева, я хотел бы озвучить экспертный комментарий по очень серьезному и новому его аспекту. Причина обращения к «экспертному комментарию» основывается на том факте, что официальная позиция Таджикистана по данному вопросу была четко выражена уполномоченным органом страны – Министерством иностранных дел Республики Таджикистан.

Поэтому, хотя и комментарии, приведенные ниже, с точки зрения их содержания, являются прямым выражением интересов Республики Таджикистан и затрагивают общие интересы стран региона, но с точки зрения правового статуса выступления, это субъективное экспертное мнение: мнение исследователя темы и автора документально-аналитической книги «Позиция Таджикистана. Или почему Республика Таджикистан не является страной-агрессором?» (Душанбе, 2023 г.), посвященной проблеме определения границ между Таджикистаном и Кыргызстаном.

Дело в том, что недавнему заявлению высокопоставленного кыргызского чиновника следует уделить особое внимание с правовой и политической точки зрения, а именно ЕГО УТВЕРЖДЕНИЮ О НАХОДКЕ «НОВЫХ ИСТОРИЧЕСКИХ ДОКУМЕНТОВ», ЯКОБЫ НА ОСНОВАНИИ КОТОРЫХ ДЕСЯТКИ ИЛИ СОТНИ ЛЕТ НАЗАД МНОГИЕ УЧАСТКИ ТЕРРИТОРИИ КЫРГЫЗСТАНА ПЕРЕШЛИ ТАДЖИКИСТАНУ, И УГРОЗАМ ПРЕДЪЯВИТЬ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ПРЕТЕНЗИИ ТАДЖИКИСТАНУ. Потому что, если такая постановка вопроса попадет на стол официальных двусторонних переговоров, это не только полностью изменит суть и перспективы решения пограничных вопросов между двумя странами, но и приведет к окончательному тупику в решении вопроса и создаст угрозу для всего региона Центральной Азии.

Суть вопроса состоит в том, что национально-территориальное размежевание Средней Азии, проведенное в годы советской власти в 1924-1932 годах, в свое время прошло все политические и правовые согласования и завершилось как политический, правовой и исторический процесс, то есть было полностью официально оформлено в рамках действовавшей в то время политической и правовой системы.

Все пять независимых государств региона, то есть Таджикистан, Узбекистан, Кыргызстан, Казахстан и Туркменистан, которые были созданы как современные государства на основе этого разделения, приняли эту реальность, а также разделение и существующие государственные границы, которые приняли свою окончательную форму на историческом этапе в рамках законодательства СССР, и они полностью признали их, зафиксировав эту реальность в двусторонних и многосторонних соглашениях с начала периода их независимости. В общем, ПРАВОВАЯ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОСНОВА ГОСУДАРСТВЕННОГО СУЩЕСТВОВАНИЯ ЭТИХ ПЯТИ СТРАН - ИМЕННО ПОЛНОЕ ПРИЗНАНИЕ ЭТОГО РАЗДЕЛЕНИЯ И ЭТИХ ГРАНИЦ.

В настоящее время непризнание этих утвержденных официальных границ может привести к нарушению целостности и всех других образований и территорий региона, аннулированию десятков других решений по вопросам границ и запустит опасный процесс в регионе. Именно поэтому Таджикистан признает национально-территориальное деление 1924-1932 годов и считает неприкосновенными официальные и правовые границы всех стран региона, образовавшихся в этом разделе, в той же форме и на той же территории.

С учетом вышеуказанного было бы важно, чтобы все участники и вовлеченные деятели пограничного конфликта между Таджикистаном и Кыргызстаном осознавали эти три ключевых методологических аспекта.

Первый аспект заключается в том, что современные пограничные конфликты не могут быть рассмотрены с точки зрения «восстановления исторической справедливости», а также не могут учитывать события, произошедшие «сотни лет назад», или попытки определить «земли предков» и исторические права на территории.

Потому что, если в этих дебатах будут отстаиваться такая позиция и такие критерии, то таджики и Таджикистан также могут предъявить свои заслуженные исторические и культурные права на половину Центральной Азии и, в частности, на половину территории нынешнего соседнего Кыргызстана. Потому что каждая страница истории этих земель указывает на тысячелетнее проживание на них таджиков, и это подтверждают сотни исторических документов.

Поэтому во взаимоотношениях стран региона такая постановка вопроса и продолжение дискуссий об «исторической правде» и об обстановке во время «сотни лет назад» значительно расширяют рамки обсуждаемой темы, усложняют территориальный спор и не могут привести к практичным и конструктивным решениям.

Второй аспект заключается в том, что все споры и вопросы между двумя странами ставятся при условии признания сторонами национально-территориального размежевания 1924–1932 годов. Отказ от признания результатов этого размежевания может полностью отменить основу для дальнейших переговоров и вернуть ситуацию к исторической обстановке «до образования Советского Союза», так как САМО ПРАВОВОЕ ОСНОВАНИЕ СЕГОДНЯШНИХ СТРАН ОКАЖЕТСЯ ПОД ВОПРОСОМ.

Именно поэтому таджикская сторона на переговорах о границах требует не «восстановления исторической справедливости», «возвращения исконных земель» или пересмотра национально-территориального размежевания 1924–1932 годов, а, наоборот, его соблюдения и полного восстановления результатов того размежевания.

Учитывая эти нюансы и реалии, Таджикистан на пограничных переговорах с Кыргызстаном опирается на «документы 1924–1929 и 1932 годов», и считает, что только на основе этих документов можно юридически определить официальную границу между двумя государствами в этом регионе.

Потому что «документы 1924–1927, 1929 и 1932 годов» являются единственным пакетом документов, в котором были точно и официально определены и подтверждены государственные границы между республиками Таджикистан и Кыргызстан в период образования этих государств.

Хотя такое решение по границам было проведено и подтверждено между Россией и Узбекистаном в рамках Советского Союза, обе республики (и Таджикистан, и Кыргызстан) официально унаследовали такое размежевание.

...если соседняя сторона будет настаивать на включении в переговоры временных рамок до 1932 года или даже раньше, то это полностью изменит характер и суть переговоров...

Кроме того, за весь период существования Советского Союза и после обретения независимости Таджикистаном и Кыргызстаном, то есть с 1932 года по сегодняшний день, ни один другой документ, определяющий государственную границу между этими двумя государствами в этом регионе, не был официально принят на межреспубликанском и государственном уровне СССР с соблюдением всех установленных властями процедур.

Поэтому еще раз подчеркивается, что, если документы 1924–1929 и 1932 годов, являющиеся официальными учредительными документами среднеазиатских республик, не будут признаны и будут проигнорированы, приграничная ситуация вернется к историческому положению до образования Советского Союза. То есть, тогда речь пойдет о границах Бухарского эмирата и царской России, и даже границ Хивинского и Кокандского ханств. В таком случае обе стороны теряют любую свою основу, или свою субъектность в этих пограничных переговорах, а тема, объем и правила переговоров полностью изменятся.

Поэтому данные документы, ХОТЯ ОНИ СОВЕРШЕННО НЕСПРАВЕДЛИВЫ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ СУДЬБЫ И ИСТОРИЧЕСКИХ ПРАВ ТАДЖИКОВ В РЕГИОНЕ, на данный исторический момент являются единственным справочным документом для определения тематики, рамок и содержания пограничных переговоров между этими двумя конкретными странами.

Третий аспект, который следует учитывать, обращая внимание на два вышеуказанных пункта, заключается в том, что споры и претензии Таджикистана в пограничных переговорах с Кыргызстаном ВКЛЮЧАЮТ ТОЛЬКО ВОПРОС О КОНКРЕТНЫХ ЗЕМЛЯХ, КОТОРЫЕ СОСЕДНЯЯ СТРАНА ШАГ ЗА ШАГОМ ПРИСВАИВАЛА В ГОДЫ ПОСЛЕ ЗАВЕРШЕНИЯ ЭТОГО ИСТОРИЧЕСКОГО НАЦИОНАЛЬНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО РАЗМЕЖЕВАНИЯ И ПОСЛЕ ОФИЦИАЛЬНОГО УТВЕРЖДЕНИЯ ГРАНИЦ МЕЖДУ ДВУМИ ГОСУДАРСТВАМИ.

То есть в этом споре ни одна доля из 211 тысяч гектаров земли, которые Таджикистан по праву считает своими на основании упомянутого национально-территориального размежевания, не входила в официальную территорию Кыргызстана до 1932 года, то есть года окончания раздела границ, но перешла в собственность соседней страны в последующие десятилетия.

Именно поэтому, исходя из юридических документов, регламентирующих земельные права Таджикистана, предмет пограничного спора между Таджикистаном и Кыргызстаном является совершенно конкретным и относится только к землям, перешедшим во владение соседней страны после завершения упомянутого размежевания границ, т.е. после 1932 года. Этот специфический аспект дебатов следует четко понимать как соседней стране, так и всем участникам политического и информационного пространства региона.

Поэтому относительно любых новых претензий и "новых документов", предоставляемых от соседней страны, необходимо отметить, что в период с 1932 по 2023 годы никаких новых документов, подтверждающих передачу киргизских земель Таджикистану, не существуют и существовать не может.

Данный вопрос был неоднократно рассмотрен, и были изучены должным образом все существующие архивы как обеих стран, так и другие архивы на территории бывшего Советского Союза. Поэтому переговоры о границе имеют смысл только для временного периода между 1932 годом (конец официального раздела) и 2023 годом (сегодня), а их предметом могут являться только земли, приобретенные в этот период.

Однако, как было сказано выше, если соседняя сторона будет настаивать на включении в переговоры временных рамок до 1932 года или даже раньше, то это полностью изменит характер и суть переговоров, может полностью поставить под сомнение всю политическую структуру и вызвать серьезные вопросы относительно юридических границ региона.

Такая постановка вопроса «развязывает руки» всем странам региона и может создать опасный прецедент для исторических претензий на исконные и исторические земли со стороны всех стран региона, включая Республику Таджикистан, имеет потенциал провоцирования ситуации для долгосрочного подрыва стабильности и безопасности в регионе.

И самое главное, если в пограничный спор будут включены вопросы на тему «исторической правды», «земель предков» и исторических обстоятельств во времени «сотни лет назад», то главными проигравшими игроками будут сами истцы, ведь в то время в регионе не было никаких признаков существования этого народа, его земель или его государства. Все новые и старые исторические документы являются бесспорным тому доказательством.

Поэтому только в рамках указанного исторического периода может решиться пограничный вопрос на благо каждой их двух стран, а также всего региона в целом.

Абдулло Рахнамо, политолог

_________________________________

КНИГА О НАР 2 том

o-sovremennom-mire

Социальные сети

КОНКУРС!

Календарь

2024
Февраль
ПнВтСрЧтПтСбВс
2930311234
567891011
12131415161718
19202122232425
26272829123

ПОДПИСКА-2024

Наш подписной индекс 68855.
Наши реквизиты:
ИНН – 030002711
Р/с №20202972684401104000
Г. Душанбе, филиал №4 «Амонатбонк» район Сино.
к/с 20402972316264
МФО 350101626

На сайте онлайн

Flag Counter
Яндекс.Метрика